Чудь

Чудские Павлычевы в Первой Всеобщей Переписи населения

 
     9 февраля 2017 года – 120 лет с начала проведения Первой Всеобщей Переписи населения, ставшей достоверным источником данных о численности, составе и размещении жителей России в конце XIX века. Эта Перепись была не только первой, но и единственной в Российской империи. Основанием для ее проведения стало Высочайше утвержденное Положение от 5 июня 1895 года (т.е. Указ Императора Николая II). Обработка материалов Переписи проводилась вручную более 8 лет. Однако она не была завершена, а в некоторых губерниях Переписные листы впоследствии уничтожили из-за того, что их негде было хранить. К счастью, материалы Переписи населения Чуди дошли до наших дней (они находятся во Владимирском архиве).

     
    
 По этим данным, в 1897 году в Чуди было «всего наличного населения: 335 мужчин и 434 женщины; постоянно живущего здесь населения: 383 мужчины и 452 женщины; приписанного здесь крестьянского населения: 376 мужчин и 442 женщины». При этом «в числе наличного населения» было несколько «лиц некрестьянских сословий: 6 мужчин и 8 женщин» (имеются в виду священнослужители и их семьи).


     
    
 Изучая эти материалы, мы сфокусировали внимание на Чудских фамилиях, которые носили предки по матери Альбине [11] инициатора исследования истории Чуди Руслана Филатова [12]. Сегодня речь пойдет о Павлычевых – крестьянах села Чудь Муромского уезда Владимирской губернии, основателях династии речников-водников (от матросов до капитанов).
 
     Первая Всеобщая Перепись населения показывает, что в конце XIX века в Чуди было 9 дворов, хозяева которых носили фамилию Павлычевых.
 Пятеро из них были заняты земледелием: Илья Филиппович (состав семьи – 5 человек), Константин Филиппович (7 человек), Гурий Егорович (7 человек), Павел Егорович (6 человек) и Никифор Львович (7 человек).
 Трое других хозяев чудских дворов с фамилией Павлычевых были матросами на пароходе: Иван Матвеевич (в семье – 4 человека), Николай Матвеевич (4 человека) и Федор Филиппович (4 человека). Девятым Павлычевым из списка хозяев чудских дворов был «малолетний наследник» Василий Кузьмич, в семье которого числилось 3 человека: он и две его сестры Анна и Варвара.

    
    
 12-летний Василий и 18-летняя Анна жили сборами и подаяниями Чудских людей, а 14-летняя  Варвара зарабатывала тем, что нянчила детей. Не смотря на то, что Василий был младше своих сестер и не имел заработка, хозяином отдельного двора считался именно он из-за принадлежности к мужскому полу.


   
     
 Но кто же из девятерых Павлычевых, перечисленных выше, имеет отношение к нашему исследованию? Даже если брать в расчет только матросов Павлычевых, нужно выбрать из троих: Ивана Матвеевича, Николая Матвеевича и Федора Филипповича. Без воспоминаний потомков тут, конечно же, не обойтись. И в этой роли успешно выступила двоюродная бабушка (великая тётя) Руслана – Галина Алексеевна Сорокина (в девичестве – Павлычева) [8].  Говоря о дедушке и бабушке, живших в конце XIX – начале XX веков, она назвала имена Федора Павлычева [2] (отчество не помнит, годы жизни – приблизительно: 1860 – 1910) и его жены Елены Васильевны [**] из деревни Коробково (годы жизни: 1855 – 1959). Заглянув в Переписные листы Чуди, мы находим о них следующие сведения:

    
    
 Благодаря Переписным листам устанавливаем отчество Федора Павлычева – Филиппович, а, следовательно и его отца – Филипп [1]. Далее уточняем дату рождения Федора Филипповича и Елены Васильевны. На 1897 год – ему 30 (полных) лет, ей – 28. Значит, он родился в 1866/1867 годах, а она – в 1868/1869-х. Более точную дату рождения удалось установить из Метрической книги Успенской церкви села Чудь за 1884 год, которую буквально недавно передали на хранение  из Владимирского архива в Нижегородский. Именно в ней удалось найти запись о бракосочетании Федора и Елены 30 января 1884 года. В день свадьбы жениху было 18 лет и 10 месяцев, а невесте – 18 с половиной лет. Получается, что они родились в 1886 году (Федор – в марте, а Елена – в июле), т.е. после отмены крепостного права в 1861 году. Вследствие чего сын крепостного крестьянина получил право владения землей и возможность свободно перемещаться, что и определило основное занятия Федора Филипповича – он работал матросом на пароходе, что также отмечено в Переписных листах:

   
    
 По воспоминаниям Г.А.Сорокиной (Павлычевой), жили они бедно, побирались у родных. Пятистенный дом Павлычевых стоял на выселке около дома Столоверовых. Федор в детстве работал у барина в пекарне (либо в Чуди, либо в Монаково). Однако в Переписи о его пекарских способностях – ни слова. Кликали их в деревне «Павлы лентяи бесхвостые». В качестве вспомогательного занятия в переписи указано лишь земледелие, а также отмечен тот факт, что Федор Филиппович Павлычев временно находится в деревне Ефаново.

     Любопытно, что в конце XIX века многие жители Чуди временно проживали в Ефанове: в Переписи фигурируют чудские земледельцы и портные, которые там «квартируют». Дело в том, что там находился Ефановский хутор графини Марии Ильиничны Остен-Саккен (тёти Льва Толстого), включающее в себя имение (3 жилых строения) и лесное хозяйство. 

    

 Перепись говорит о том, что в 1897 году в Ефанове жили дворяне: управляющий имением графини Остен-Саккен – латыш Христофор Мешинг со своей семьей. Жители Чуди устраивались туда на временную работу. Среди них был и Федор Павлычев. К слову, до наших дней дошли постройки этой усадьбы в Ефанове.


    
    
Судя по сведениям, указанным в Переписных листах, в Чуди Павлычевы жили в собственном доме. Он был деревянным и крыт соломой.


   
    
 Просматривая Метрические книги Успенской церкви села Чудь, можно понять, сколько горя видела эта семья. В 1895 году у них умирают сразу двое детей: 8 мая – младший сын Иван («от кори»), 22 июня – младшая дочь Мария («от слаборождения»). В сентябре 1896 года в мир иной уходит ещё один ребенок – младенец Наталья. Поэтому в Переписных листах в семье Федора и Елены Павлычевых указаны лишь двое детей: Прасковья (10 лет) [3] и Василий (6 лет) [4]. Уже после Переписи у них появятся трое детей: Алексей (1900 год) [6], Степан (1902 год) [5], Анна (1905 год).

     В Метрической книге Успенской церкви села Чудь за 1900 год находим запись о рождении 11 марта и крещении 12 марта Алексея (фото ниже). «Звание, имя, отчество и фамилия родителей, и какого вероисповедания»: «Крестьянин села Чуди Федор Филиппов Павлычев и законная жена его Елена Васильева; оба православного вероисповедания».

    
 
 Восприемниками (т.е. крёстными) Алексея стали: «крестьянин села Чуди Никифор Григорьев Горожанов и девица Праскева Федорова Павлычева».    

 Получается, что крестной Алексея была родная сестра – та самая Прасковья, о которой идет речь в Переписи. В то время так было принято: самые близкие родственники были «восприемниками», т.е. крестными и «поручителями», т.е. свидетелями на свадьбах. Так, на свадьбе Федора Филипповича и Елены Васильевны среди поручителей был Константин Филиппович, из чего можно сделать предположение, что он был братом Федора.
 В те же годы в Чуди жил еще один Павлычев с отчеством Филиппович – Илья. Возможно, они были родными братьями, а мать Ильи, проживающая вместе с ним, – Марья Петровна Павлычева [*] была матерью и Константина и Федора.
Тогда из Переписи нам удастся почерпнуть некоторые сведения о прапрапрабабушке Руслана. В Переписном листе данные о ней – под № 5:

   
    
   На момент Переписи 1897 года Марье Петровне – полных 55 лет. Значит, родилась она в 1841/1842 годах.

    О Елене Васильевне Павлычевой (в девичестве – Филипповой) в Чуди сохранилась добрая память. Она была местной знахаркой: лечила переломы, правила спины, принимала роды, помогала всем, кто к ней обращался. Вспоминает Галина Алексеевна Сорокина (Павлычева): «Тарабакины Нина и Саша рождены с Еленой. Валя Долгова рожала своих детей с бабой Еленой. Однажды привезли на телеге односельчанина, который спину натужил. Кричал зверем от боли. Баба Елена приняла его ... и он через некоторое время своими ногами домой ушел ... ». Еще вспоминает Галина, что жила Елена долго, более 100 лет. Последнее время жила в доме Загорских.
     О сыновьях Федора и Елены известно следующее. Василий, фигурирующий в Переписи, стал лоцманом. Впоследствии он сменил фамилию и стал Загорским («не захотел знаться с Павлами»). Оказывается, он сменил фамилию не только из-за того, что "с Павлами не захотел знаться". В его Метрику включена актовая запись от 26 августа 1936 года следующего содержания: "Павлычев он неродной сын этому Павлычеву. Был взят Павлычевым он, когда гр. Павлычев женился взял жену с сыном, который носил фамилию Загорский, и он переписан по актовой записи".
 

 

 Сведения о нем есть в книге «Боль и память. Книга памяти жертв политических репрессий Владимирской области» (в 2 т. / Сост. А. Семенов, Е. Селиверстов. – Владимир, 2001. – Т. 2): «ЗАГОРСКИЙ Василий Федорович, род. 1890, с.Чудь Муромского р-на. Проживал там же. Лоцман. Арестован 17.04.1937. Осужден на 4 года лишения свободы».  Родственники вспоминают, что у него была кличка «Жестокий». Когда он работал на катере, который ходил по Оке в Муром, отказывался сажать на катер родных. Был случай, когда дети пешим бежали за его катером в Монастырек, но он и там «отвалил прямо перед их носом».  Его жену Марину вспоминают как очень добрую женщину. У них долго не было детей, но потом на свет появились шестеро: Александра, Николай, Александр, Зинаида, Мария и Федор.

     Степан Федорович Павлычев (1902 – 1999) стал капитаном-водником. Дети Степана: дочь Мария (Сазанова), Катерина, Зинаида, Нина, Александр.
     Про Алексея Федоровича его дочь Галина вспоминает: «До 4 класса он учился в Чуди. Память была отменная. Решал задачи аж за 7 класс. Божий закон наизусть знал. Всю обедню мог отслужить не запнувшись».

 

 Павлычевы были очень набожными людьми. Всегда в красном углу их избы хранились иконы и молитвенник на старо Русском языке, который знал и читал Алексей Павлычев.  Даже в 1935 году они были членами общины верующих села Чуди, а во Владимирском архиве ЧУДОМ сохранилась справка с многочисленными подписями Павлычевых о том, что они как прихожане просят отправить в Чудь нового священника Ивана Владимировича Иванова. 


  
    
  Алексей Федорович Павлычев «был шкипером и явно обладал разными талантами, позволяющими успешно выполнять эту работу. Все в уме считал быстро и грузы четко размещал и рассчитывал. Знал как свои пять пальцев водный путь по Оке до Москвы со всеми мелями и перекатами.  Баркас с баржой водил аж до Москвы. Вместе с ним на баркасе была его жена Клавдея и сын Федор, который с детства впитывал запах речной романтики, что в последствии и привело его к Капитанству. Сама же Галина родилась у Клавдеи в Москве. Не раз они зимовали там. Им даже квартиру предлагали там и пересилиться из деревни, но Павлычевы не согласились. Но вот история случилась с Алексеем: как то попал он в больницу в Москве - милиция с баркаса забрала, и мы не знали –  куда. Несколько лет искали. Прислал он потом письмо из Нижнего из больницы Ляхова. Оказалось, что из Москвы он как то попал в Нижний и несколько лет работал в больнице, как свободный. Плакал по дому и по семье очень. Вот его и отпустили после письма домой (приблизительно) в 45-м году. Потом в деревне столярничал, комоды делал, сапожником был отменным, сам станок ткацкий соорудил. На нем Клавдея половики красочные ткала. Еще он очень хорошо пел и играл на гармони. Особенно запомнилась песня: «Симпатеечка Клавдеечка, накажет тебя Бог за твою клятву неверную, за мою чисту любовь». Говорил, что адресована она его невесте в отместку, за то, что взял ее в жены богатый. Алексей нашел другую Клавдею [***] Тимофеевну (в девичестве – Рыбина), которая происходила из рода Низовых и жила в Турлове (Филинское)». По смутным воспоминаниям ее бабушка была привезена с Украины дедом, который возвращался со службы Российской Царской армии. Он приехал на телеге, в которой был скарб невесты и в том числе саженцы помидор. В этих краях их в те года не видывали. Запомнили жители Турлова, как хорошо пахли цветы помидор, но плодов не ели - брезговали.
 В Чуди говорили, что Алексей с Клавдеей «чудили много, специально на людях вредничали, а Клавдею местные знахари Чудить отвадили». У Алексея и Клавдеи были дети: Федор [7], Галина [8], Тамара [9], Александр [10], а некоторые ещё умерли в младенчестве. 



     Федор Алексеевич Павлычев (1924 – 1972). Он перенял все таланты от своего отца Алексея. Стал легендарным капитаном-испытателем, который вместе с Леонидом Васильевичем Пушкарёвым (ГИИВТ имени него) осваивали метод толкания судов на Волге. Пушкарёв был теоретиком, а Павлычев – практиком. Ф.А.Павлычев породнился с родом Гришиных. Он был женат на Вере Александровне (в девичестве – Гришиной) [****], 1920 года рождения. Гришиных мы тоже нашли в Переписных листах, однако расскажем о них уже в следующей публикации.
     P.S. Фрагмент родословной Павлычевых (цифрами отмечены персоны, о которых идет речь в данном материале).
 
    

Материал составлен Галиной Филимоновой, Русланом Филатовым в результате кропотливых поисков документов в архивах и интервью с родными.   

Главное меню

Навигация по сайту

Нет изображений

Узнай, кто в окне?

Сейчас на сайте:

Сейчас 16 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте