Чудь

ЧУДСКАЯ ЯРМАРКА

Сегодня немногие жители Чуди помнят о том, что ещё столетие назад село было известно на всю округу своей ярмаркой. Называлась она Никольской и была учреждена здесь потому, что в древней Успенской деревянной церкви села были устроен придел во имя Святителя и Чудотворца Николая.

 

 В народном календаре есть два дня, посвященных этому святому: Никола весенний (летний) – 22 мая и Никола зимний (19 декабря). По воспоминаниям старожилов села, Никольская ярмарка в Чуди проходила дважды в год – по количеству приделов в честь Святителя и Чудотворца Николая.

 

Летняя начиналась 22 мая и продолжались до 25 числа. Торговля преимущественно производилась в подторжье – 22 и торг – 23-го.

 

Территория ярмарки была небольшой: хватало сажень 70 длины и столько же ширины. 
Ярмарка располагалась рядом с церковью: одной стороной ярмарка прилегала к селу, другой – к полю крестьян, третьей – к церковной земле, а четвертой стороной – к спуску к реке. На поверхности торговой площади было несколько необширных и неглубоких ям, 
обросших травой.

О том, как проходили сельские ярмарки в конце XIX – начале XX веков, можно узнать из дошедшего до наших дней описания, сделанного священником Фёдором Летицким в 1877 году: 

 «Ещё накануне 21 числа из разных окрестных селений начинают съезжаться торговцы; 
они толпятся на площади, дожидаются распоряжений старосты; является староста, распределяет площадь по предметам торговли, отводит места приезжающим торговцам; начинается суета. К вечеру площадь покрывается несколькими рядами телег, полков и балаганов. Солнце закатилось, пахнуло холодом, торгаши приоделись и полегли под телеги. На площади водворилась тишина, а село давным-давно заснуло; только изредка лай псов раздается где-то. Утром, как только взойдет солнце, торговцы встают, молятся на церковь; окончив молитву, начинают выгружать из возов свой товар и приготовляться к торгу». 

По традиции, ярмарочная торговля шла в 4 ряда.

В первом продавали бороны (1 р. 25 к.), сошники (50 к. пара), полицы (50 к. штука), косы (1 р. 25 к.), лопатки для точения кос (10 к. десяток), колеса (5 р. станок), корыта, чашки, ложки деревянные и детские игрушки (от 1 к. до 50 к.), горшки, кубины и плошки (1 к. до 10 к.), конскую сбрую: хомуты, сиделки, узды, шлеи с медными бляхами и простые, черезседельники (50 к. – 5 р.). 

 Во втором ряду – пшеничная мука (1 р. 5 к.), ржанина (60 к.), пшено (1 р. 40 к.),гречневая крупа (1 р. 20 к.), соленая рыба – астраханская севрюга (5 – 6 р. за пуд), судаки, сазаны, лещи соленые (2 – 3 р. за пуд), икра лещевая и щучья (5 – 8 к. за фунт).

 В третьем ряду – шляпы разные мужские: поярковая (1 р.), простая (50 к.), фуражки, обувь: сапоги, голенища бураками, с широким, маковым отворотом, башмаки, полусапожки с фисташками, лентами и травками (1 р. 50 к. – 7 р.);далее – ситца фабричные, румянцевые, заграничные, бриллиянтин хороший,миткаль на рубаху и москаль (10 – 50 к. арш.), шерстяные материи разного сорта – есть голубого, желтого, розового, малинового (30 – 80 к. за арш.), есть даже и сукна (1 – 2 р.).

 Далее, в четвертом ряду – к кабаку: шнурки, тесемки, пояса, наперстки и иголки, булавки, пуговки, крючки, колечки, бусы, брошки, запонки, румяна, помада (всего понемножку купить можно на рубль);детям для утехи – пряники, орехи, рожки, конфеты (разной цены).

  При ярмарке работал питейный дом, где торговали водкой, пивом и мёдом. За кабаком продавали приятную закуску – горячие блины, «с пылу, с жару, по трешнику за пару».  Была и конная, с двумя – тремя десятками лошадей (25 – 100 р. лошадь). 

  За порядком на ярмарке следила полиция: становой пристав с сотскими и десятскими, т.к. без происшествий не обходилось (ссоры, драки, пожары и убийства также были последствиями ярмарки).

  Есть предположение, что Никольская ярмарка в Чуди изображена на картине известного муромского художника – академика живописи Ивана Куликова (1875 – 1941). 

 


 

Это полотно называется «Ярмарка» и датируется 1910 годом. Если смотреть от храма в сторону Кондраково, то очевидна схожесть картины с местным ландшафтом.

 Датировка картины совпадает с годами, когда в Чуди ещё действовала деревянная Успенская церковь с приделами во имя Святителя и Чудотворца Николая (она просуществовала до 1924 года). Да и автор картины бывал в Чуди, что подтверждают документы Государственного архива Владимирской области. Дело в том, что после революции Иван Куликов работал в Муромском музее, для которого собрал массу исторических реликвий и предметов искусства из брошенных дворянских усадеб и древних храмов. В частности, в Чудь он приезжал 3 июня 1924 года, чтобы совместно с археологом Селезнёвым и председателем сельсовета Долговым составить акт осмотра разрушенной деревянной Успенской церкви, где «древностей не оказалось, кроме 2 железных крестов (наглавных), икон XVIII века и плащаницы» (всё было передано церковному совету).

 К слову, этот акт, хранящийся во Владимирском архиве, доказывает не только тот факт, что художник Куликов был в Чуди, но и что деревянный храм, возведенный в селе в 1750 году, просуществовала до 1924 года.

 Зимняя ярмарка проводилась в Чуди на Николу зимнего. По народному календарю, день Николая Чудотворца отмечают 6 (19) декабря, когда у православных христиан идёт Рождественский пост. 

 

 Поэтому Чудская ярмарка начиналась намного раньше – в ноябре, за неделю до начала поста, чтобы, не нарушая церковных правил, соблюсти местные обычаи. Например, заколоть бычка-«микольца» (в честь Николая Угодника), которого специально откармливали всем селом в течение трёх лет. Мясо этого бычка было основой коллективного пира, устраиваемого мужчинами, т.к. «Никола – Мужицкий Бог». 

 Часть «микольца» обязательно передавалась в церковь – «для святого Николы». Местные жители отмечают, что ярмарка также проходила у сельского храма. 

 

 

 

 

 Особенностью этого зимнего торга была распродажа лишнего хлеба со всей округи, чтобы перед зимой распределить его по сему Муромскому Заочью. В ноябре сюда съезжались самые влиятельные представители всех заокских сёл и деревень – большаки (главы семей, чьё положение признавали все её члены, община и власти). Этот большаковский (или стариковский) съезд длился в течение 3-4 дней. Организовывался он обязательно вскладчину, а над теми, кто не скидывался на общий стол с пирогами из капусты, пивом и брагой, потешались в течение целого года.

  Но стать объектом насмешек чудских побаивались, т.к. у них была необычная слава, которая выразилась в дошедшей до наших дней поговорке: «Чудак-покойник: умер во вторник, в среду хоронить – а он поехал боронить!». Поэтому на Чудскую ярмарку старались приехать большаки изо всех окрестных мест, чтобы за общим столом поделиться новостями, примирить спорщиков, побеседовать о мироустройстве с родственниками и соседями и начать зимнее сватовство. 

  Почему же съезд большаков на специальную ярмарку проходил именно в Чуди? И что заставило местных жителей взять на себя организацию такого мероприятия? Дело в том, что с момента постройки здесь в XVII веке Успенской церкви верующим Чуди выпала невесёлая доля празднования воспоминания смерти (успения) Пресвятой Богородицы. В то время как в других сёлах в честь храмовых праздников закатывался пир на весь мир и «гостевали» родственники в семьях, жителям Чуди было не до этого.

 Во-первых, престольному празднику предшествовал строгий двухнедельный Успенский пост (с 1 (14) по 14 (27) августа). 
 Во-вторых, в сам день Успения Пресвятой Богородицы – 15 (28) августа – в сельском храме совершалась особая Служба погребению Богоматери. Богослужение начиналось всенощным бдением, на которое приходили по 2-3 человека от каждого двора, а сам церковный праздник Успения Пресвятой Богородицы длился 10 дней. Вот жители Чуди и организовали себе два дополнительных праздника. И оба – в честь Святителя и Чудотворца Николая.

Галина Филимонова и Руслан Филатов

 

 

Главное меню

Навигация по сайту

Нет изображений

Узнай, кто в окне?

Сейчас на сайте:

Сейчас 46 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте