Чудь

Тайна Павлычевых

      В семье матроса из села Чудь Федора Павлычева в Первой Всеобщей переписи населения в Российской империи 1897 года «при отце» числится 6-летний мальчик Василий. В Перепись он включен как сын хозяина домовладения Федора Филипповича Павлычева и его жены Елены Васильевны. Однако впоследствии он сменил фамилию и стал Загорским. В Чуди считают, что он «не захотел знаться с Павлами» (по рассказу его племянницы Галины). Однако архивные документы говорят о том, что за этим стоит целая история и семейная тайна.

     Заглянув в Метрическую книгу Успенской церкви села Чудь за 1890 год, мы обнаружили запись о рождении (5 августа) и крещении (6 августа) младенца Василия в семье «приписного села Чуди крестьянина Федора Филиппова Павлычева и жены его Елены Васильевой; оба православного вероисповедания».

     

     На фоне других записей о рождении и крещении младенцев этот фрагмент выглядит необычно: поверх нее другими чернилами вписана фамилия «Загорский» и дата «26/VIII_36». А следующий лист-вкладыш со специальной Актовой записью полностью посвящен этой поправке: «Павлычев он неродной сын этому Павлычеву. Был взят Павлычевым он, когда гр. Павлычев женился взял жену с сыном, который носил фамилию Загорский, и он переписан по актовой записи».

    

     Однако женился Федор Павлычев на матери Василия Елене за 6 лет до его рождения! Запись под № 4 об их браке, состоявшемся 30 января 1884 года, также хранится в архиве.

    

     Получается, что Василий был у Елены не от Федора, а от некоего Загорского, но жила она при этом с Федором. В общем, у этой семьи речников была своя «Санта-Барбара». Возможно, пока плавал муж, возникли риски для семейного счастья. Но знали ли об этом ее законный супруг и ее сын Василий? Похоже, что тайное стало явным только после смерти Федора Павлычева. Ведь сменой фамилии Василий озаботился только в 1936 году, уже после собственной свадьбы, которая состоялась 8 января 1910 года, когда Федор был еще жив.



Поэтому пришлось вносить поправки в запись о браке Василия и его жены Марины, а также и ей менять фамилию 16 октября 1936 года.

    

     К слову, благодаря этой записи можно уточнить некоторые сведения о Марине Загорской. Родилась она в деревне Захаровой Гороховецкого уезда Владимирской губернии в семье крестьянина Евдокима Меркеева. В брак с Василием вступила в возрасте 16 с половиной лет, а жениху на тот момент было 19 лет и 5 месяцев. Марину в Чуди вспоминают как очень добрую женщину. У Василия с Мариной долго не было детей, но потом на свет появились шестеро: Александра, Николай, Александр, Зинаида, Мария и Федор.



 В доме Загорских вплоть до своей смерти жила свекровь Марины – Елена Васильевна Павлычева. Судя по «Исповедальным ведомостям села Чудь» за 1915 год после смерти Федора главой семьи Павлычевых была Елена Васильевна – вдова Федора Филипповича. См. запись под № 52:

    

     Этот документ – свидетельство того, что Василий Павлычев (впоследствии – Загорский) был верующим человеком. У него у единственного в графе «был у исповеди и святого причастия» стоит соответствующая отметка. То ли нагрешил сильно и ходил исповедоваться и причаститься, то ли сильно верил. Василий состоял в обществе верующих села Чудь даже в 1935 году, где сохранилась его подпись «Загор Павлычев».

Темы исповедей, конечно, не записывались в «Исповедальных ведомостях», но священники всё знали, поэтому их заставляли стучать, а кто отказывался – расстреливали.           Любопытно, что 1936-м годом датируется еще один документ о смене фамилии, найденный нами в Метрических книгах Чуди. Речь в нем идет о Василии Хреновее, рожденном в 1906 году, который в 1936-м стал Павлычевым.

     

     Чем объясняются смены мужских фамилий в эти годы? Может быть, это результаты доносов? Что стоит за такой тайно личной жизни? Вообще, конечно, поражает, какой объем информации был у церкви – всю подноготную знали и всё фиксировали. Очевидно, что даже отметка о причастии в «Исповедальных ведомостях» могла сыграть с Василием Загорским злую шутку: в 1937 году он был арестован вместе со священнослужителями Успенской церкви села Чудь. Возможно, даже, что он сменил фамилию в 1936 году из-за веры, чтобы не подставлять родных, т.к. понял, что «наступило время циничных зверьков, морали стёрты, традиции растоптаны, а коварство новой красной власти стало невиданным».

    
  Современные историки называют Василия Загорского жертвой политических репрессий. Сведения о нем есть в книге «Боль и память. Книга памяти жертв политических репрессий Владимирской области» (в 2 т. / Сост. А. Семенов, Е. Селиверстов. – Владимир, 2001. – Т. 2): «ЗАГОРСКИЙ Василий Федорович, род. 1890, с.Чудь Муромского р-на. Проживал там же. Лоцман. Арестован 17.04.1937. Осужден на 4 года лишения свободы».  

     Родственники вспоминают, что «после отсидки он озверел и ожестокосердил», кличка у него была «Жестокий». Когда Василий работал на катере, который ходил по Оке в Муром, отказывался сажать родных на судно. Был случай, когда «дети пешим бежали за его катером в Монастырек», но он и там «отвалил прямо перед их носом».

     Дело в том, что Василий вернулся в Чудь из лагерей в 1941 году. В войну работал шкипером на баркасе по Оке около Мурома. Не воевал, но у него был орден Ленина. Как знать, может быть, он хотел защитить родных от немецких диверсантов и разведчиков, которых мог встретить в пути? Ведь данные о поисках Аненербе в окрестностях Мурома до сих пор не рассекречены.

 

Материал подготовлен Галиной Филимоновой и Русланом Филатовым 

Главное меню

Навигация по сайту

Нет изображений

Узнай, кто в окне?

Сейчас на сайте:

Сейчас 32 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте