Чудь

Чудская сказка «Болотный Дух»

Случилось это так давно и так далеко, что птица памяти, если и долетит туда, назад не вернется – ослабнет и навсегда потеряет перо.
Тогда Луна только что зарождалась из кедрового орешка, а Солнце забиралось высоко, на Седьмое Небо.
И было тогда мало света и было больше тьмы...
И молнии были красными, зелёными, и даже чёрными были те молнии, а ветры – синими или совсем белыми....
 
 Из Тьмы выходил Страх – лютый, безглазый Страх, нападал на людей, набрасывал аркан и по капельке выцеживал из сердца мужество. Потеряв рассудок, бежали от Страха люди из лесной чащи на открытые просторы и в долинах рек разбивали стойбища, но и в долины скатывался Страх с глухих верховьев. Страх наплодил и разбросал вокруг себя, словно кедр в урожайный год, тысячу тысяч мелких и злых духов.

В те времена люди ещё понимали язык трав и зверей, потому что дорожили их дружбой, а самые мудрые из племени хранили тайны Понимания. И Страх со своими духами пугал людей затаённой кровожадностью зверя, а зверю нашёптывал о притворстве и хитрости человека. Страх сеял зло, раздор, чтобы украсть и одному завладеть тайнами Понимания, плодами трав и деревьев, зверями и рыбой. В далёкие те времена дарили звери людям лишние шубы, а в худые годы делились последней шкуркой, - ведь они были братьями, ведь они понимали друг друга, оберегая любовью жизнь.
Самые старые чуди слышали от своих прадедов, а тем передавали их прадеды, что в те времена Медведь был их старшим братом, Лось – средним, а Утка и Лебедь – младшими сестрами. Чайки и Гагары тоже были людям сестрами. Чуди считали, что они и положили начало роду людей Чайки, Гагары, Утки, Лося и так далее. И Берёза была многим сестрой. Берёзовые рощи окружали острова чудей и берегли их в тепле своих полян.
Разве могла с этим смириться Тьма, из которой выползал лютый Страх? И духи Зла разве могли согласиться с тем, что всё живое дружит между собою?
Но из всех Духов самым злым и коварным был Болотный дух. Он путал всё в клубок, устраивал ловушки, засады, подслушивал и разглашал чужие тайны, пугал из безглазой рощи, заводил в гиблые места, расстилался тропой над трясиной и уходил вдруг под землю, навсегда уводя того, кто шёл по ней.

 – Болотный дух – это не зверь, не человек, – говорили мудрые отцы народа чудь. – Это сила Зла, это чудовище. Оно рождается там, где человек отступает от правды, где тайно хочет служить Тьме, где тайно прячем маленькую подлость. Это полумужчина, полузверь. Одна нога у Болотного духа лосиная, с расплющенным копытом, другая нога – лошадиная, поэтому он оставлял за собой две тропы – то ли стадо лосей прошло, то ли табун коней проскакал. Служит Болотный дух Страху и Тьме, проникает в мысли людей и тягучие думы зверей.

Однажды Медведь наловил в реке рыбы, поел и принёс семь рыбин своему младшему брату – Охотнику.
– Кушай, младший брат! Свежая, сонная рыба!
Охотник принял рыбу, поблагодарил и вынес Медведю берестяной кузов-пойву малины.
– Кушай, старший брат! Наливайся жиром – тебе скоро в берлогу, под снег ложиться!

Поел Медведь малины, поломал рябины, сладкими корешками закусил, расчесал шерсть на загривке и собрался уже прилечь на зиму, как подкрался к нему Болотный дух, обернулся лосем, разгрёб копытом мох и протрубил над ухом Медведя:
– Спасть собрался, брат? Да как ты только не боишься засыпать? Пока тебе зелёные сны снятся, Охотник-то твою берлогу разорит или спалит её. Чую, спалит, пока тебе сны из лета приходят. А всё из-за того, что не подарили звери летом ни одной шкуры Охотнику! Замерзнет он зимой у костра в травяной одежде. Замёрзнет без тёплой шкуры и горячего мяса. Вспомнит, что у тебя шуба тёплая, и разденет тебя до голенького. Попомни!
Прилег Медведь в берлоге, а уснуть не может. Уже вошла и присела на глаза тётушка Сонница: запел колыбельную ветер, раскачал сосны, и сосны запели, и лес тихонько подпевал. И Медведь стал засыпать. И только погрузился в сон, как гром раздался над головой. Вскочил Медведь, выглянул из своей берлоги, а это, оказывается, не гром, а всего лишь дятел ударил по сухой лиственнице. Как в воду вошёл в сон Медведь, но тут раздался тонкий-тонкий скрип, точно снег скрипит под лыжами.
– Что такое? – вскочил Медведь. – Неужто на само деле Охотник крадётся?
Выглянул Медведь из берлоги, а это, оказывается, две сухие ёлочки вершинками друг о дружку трутся и тоненько скрипят.
– Да что же это… почему я спать не могу? – взмолился Медведь.
А Болотный дух тем временем примчался к Охотнику, увидел – сидит он в травяной одежде у костра, дрожит от холода. Обернулся бурундучком Болотный дух и тоненьком голосом спрашивает:
– Где же твоя зимняя шубка? А у Медведя, старшего твоего брата, есть лишняя шуба. Видел я, как он на себя вторую шубу натягивал. Что же он с тобой не поделился? Как-то Медведь говорил мне: «Всё ел в тайге. Всё пробовал, а вот не знаю, какой на вкус Охотник. В тёмную ночь приду и съем!»
– Но почему же сердит на меня старший брат? – воскликнул Охотник. – Может, чем-то обидел нечаянно? Пойду попрошу у него прощения.
– А вдруг на тропе злые духи? – ответил Болотный дух. – Вдруг не пустят тебя к брату Медведю… Возьми, Охотник, острый нож и стрелы.
Пока Охотник собирался, Болотный дух помчался страшным ветром к берлоге Медведя, надавил плечом на громадную сосну и опрокинул её на берлогу. В ужасе вскочил Медведь, ум его запутался во сне – ничего не понимает. Ещё одна сосна упала на медвежью берлогу, разрушила её, и ударил Медведя в грудь ледяной ветер.
– Неужто младший брат мой Охотник берлогу мою ломает? Наверное, шубу пришёл с меня в такой свирепый мороз?
Выглянул Медведь из берлоги и не узнал мир – темно, звёзд не видно, снега, сугробы по грудь, мороз визжит, ветер воет. Первый раз вылез Медведь в зиму из зелёных снов. Вспомнил он слова Лося про то, что охотник хочет не только берлогу его разорить, но и раздеть его до голенького. Притаился Медведь за дремучей елью, а когда охотник оказался около дерева, Медведь прыгнул на охотника, сбил с ног и раскрыл горячую пасть.

– Правду бурундучок мне говорил. Съесть меня захотел старший брат, - и ударил Охотник ножом в грудь Медведя.
Зарычал, зарыдал Медведь и, зализывая рану, помчался в слепую ночь. Всю зиму бродил-шатался Медведь, как заяц, обгладывал кору, из-под снега добывал ягоду, отнимал у бурундуков орешки и чуть-чуть не умер с голода.
И охотник всю зиму просидел у очага-чувала: поломал ему ноги Медведь.
Навсегда поссорил охотника и Медведя Болотный Дух: не спит зимою Медведь-шатун, ищет человека, чтобы отомстить за разрушенную берлогу, а охотник, убив Медведя, просит у него прощения за то, что убил нечаянно.

Но мудрые из народа чудь говорят:
– Придёт время, наступить то время, когда всё вернётся к своему началу: Медведь вновь будет братом, а Берёза – сестрой. Оно наступит, когда каждый навсегда изгонит из себя Болотного духа, не оставит в себе ни пятнышка тьмы.



Иллюстрации Михаила Борисова

Главное меню

Навигация по сайту

Нет изображений

Узнай, кто в окне?

Сейчас на сайте:

Сейчас 4 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте